Николай Амосов: пять уроков для дочери

Шесть утра. Свет зажжен не во многих окнах соседних многоэтажек. Большинство еще нежится в постели, досматривая сладкие сны. В квартире Николая Амосова слышно, как кто-то пробирается в его комнату. Это Катюша. Дочь знает, что у папы бессонница, поэтому тоже просыпается рано. Усаживается ему на колени и просит почитать «Маугли». Она выучила киплинговскую повесть наизусть. Но ей так хочется, чтобы ее утро начиналось именно с такого теплого и необычного общения с папой – гениальным Николаем Амосовым.

В этом году исполнится двенадцать лет, как ушел из жизни один из самых известных кардиохирургов. Николай Амосов много в чем был первым. Создал первую в стране специализированную клинику сердечной хирургии (сейчас – Национальный институт сердечно-сосудистой хирургии имени Амосова). Стал конструктором аппарата искусственного кровообращения и прооперировал на нем 20 тысяч человек. Первым в Советском Союзе протезировал митральный клапан сердца. Первым в мире стал использовать искусственные клапаны с антитромботическим покрытием. Первый, первый, первый… Как все успевал? «У него были принципы жизни, которые он никогда не предавал. Они касались и работы, и личных отношений. Я очень многое переняла у отца. И сейчас продолжаю сверять свою шкалу ценностей с его – как бы он поступил, что бы он сказал», – рассказывает единственная дочь Амосова Екатерина Николаевна, украинский кардиолог, доктор медицинских наук.

Урок первый. Самое ценное – человеческая жизнь

Только за время войны Николай Амосов провел 40 тысяч операций – 30 ежедневно. Он видел увечья, боль и смерть каждый день. Но не очерствел, не утратил осознание ценности жизни. Екатерина Николаевна рассказывает, что отец всегда тяжело переживал смерть пациента. Говорить об этом не любил. Уже после его ухода в дневниках дочь прочитала: «Умерла очередная больная. Через месяц. От сепсиса. В таких случаях меньше всех виноват хирург, но, тем не менее, родственники вправе сказать: «Зачем старик Амосов брался?». У меня нет на это ответа». Особенно болезненной для него была история, когда во время операции скончалась девочка – почти ровесница дочери. Он вернулся домой и… напился. Ему безумно хотелось поделиться своей болью. Но близких берег. Поэтому всю боль взяла на себя бумага – после летальной операции Амосов начал писать книгу. Это было его первое произведение ≪Мысли и сердце≫ (1976 год). Ее перевели на 30 языков, издали многомиллионными тиражами. Когда он приезжал с ее презентацией, залы были набиты битком. Говорили, что такой ажиотаж вызывал еще только Булат Окуджава. В чем писательский успех кардиохирурга? В его искренности. И в первой, и в последующих книгах Амосов делал акцент на том, что жизнь – уникальна, ценна и неповторима.

Урок второй. Работать нужно со страстью

Дочь Амосова вспоминает, как у входа в кабинет института висела табличка с просьбой не приносить медикам цветов и подарков. В документальном фильме «Амосов. Столетие» один из пациентов рассказывает, как не внял просьбе Николая Михайловича: «По сути, он сделал операцию за букет гладиолусов. Это кое-что значит…». Когда Екатерина Николаевна забирала вещи из кабинета отца, то «там были специальные и художественные книги с дарственными надписями авторов и несколько простых деревянных и глиняных ваз с украинской росписью, на которых было написано: «Дорогому Николаю Михайловичу». Не было ни дорогих статуэток, ни часов...» Дочь вспоминает, что из зарубежных командировок он не привозил ей вещей или кукол. Вез дефицитный в Союзе гепарин и нейлоновые рубашки. Кстати, первый лепестковый клапан сердца Амосов сшил из нейлоновой рубашки, которую купил на командировочные за границей. Николай Михайлович не хватал звезд с неба. Делал свою работу страстно, ответственно, мало говорил, мог быть резок, но всегда справедлив. Дочь вспоминает, что откровенно грубым отец мог быть только с теми коллегами, которые в кардиохирургии явно оказались случайно. Амосов очень сильно любил то, что делал.

«Не надейтесь, что врачи сделают вас здоровыми.
Они могут спасти жизнь, даже вылечить болезнь.
Но они лишь подведут к старту, а дальше,
чтобы жить надежно, учитесь полагаться на себя»

Урок третий. Любить близких – наивысшая обязанность

С матерью Екатерины Николаевны Лидией Денисовой Амосов познакомился в 1941-м, в госпитале, где он работал. Это был его второй брак. Но именно с этой женщиной кардиохирург прожил всю жизнь. Дочь была поздним ребенком – родилась, когда Амосову исполнилось 42 года. Николай Михайлович в интервью рассказывал, что почти двадцать лет брака до рождения дочери не ощущал потребности в детях. Когда же появилась дочь, любил ее, но не баловал. «Любовь к дочке была самым сильным чувством в моей жизни. Воспитывал ее по науке: в три года умела читать, рано пристрастилась к книгам, с четырех – английский. Театры, музеи, выставки, поездки в Москву, в Ленинград, даже в Германию. А главное – разговоры и любовь», – писал Амосов. Дочь всегда помнила, что отцовское уважение необходимо заслужить. Амосов был несколько скрытным человеком, но невероятно чувствительным и ранимым. Екатерина Николаевна вспоминает, как после смерти папы разбирала архив и нашла две папки. В одной – были ее рисунки и самодельные открытки, во второй – его внучки Ани. «Отец их хранил. Меня это очень тронуло…».

Урок четвертый. Человек обязан иметь режим

Жизнь Николая Амосова была настолько плодотворной и напряженной, что складывается впечатление, будто он никогда не отдыхал. Как это ни удивительно, но кардиохирург очень трепетно относился к отдыху. «Папа мне еще со школы говорил, что у человека обязательно должно быть два полноценных выходных. И постоянно внушал: «Ночь аврала выбивает на три дня». Когда после 80-летнего юбилея Николай Михайлович заметил, что начинает стареть, решил провести эксперимент.

До этого Амосов ежедневно бегал трусцой два километра. А на девятом десятке увеличил нагрузку в три раза – делал не 1000, а 3000 (!) гимнастических движений, бегал пять километров. «За полгода я омолодился лет на десять», – рассказывал кардиохирург. Кстати, позже на основе личного опыта разработал программу борьбы со старостью, которая описана в нескольких его книгах. В редакции «Огонек» до сих пор хранится фото, на котором 83-летний Амосов подтягивается на турнике. Между прочим, девять раз! Имел врач и интересные привычки в питании. Екатерина Николаевна вспоминает, что «на завтрак ел овсянку с яблоком и черным хлебом.

Пил слабый кофе с молоком. В обед обязательно ел горячее первое блюдо. Любил горячий чай, почти кипяток. В компаниях мог выпить».

Урок пятый. Быть самим собой

Прощаясь с коллективом института, Николай Амосов сказал: «Меня доели несчастья пациентов, слезы. Я этого больше выносить не в состоянии. Мой моральный ресурс исчерпан». И ушел. Но не изменил себе. Учился жить другой жизнью – на пенсии, достойно встречать старость. «Такие люди должны жить вечно», – говорили его пациенты. Но увы… Николай Амосов не дожил нескольких дней до своего 90-летия...

Нам нужно помнить Амосова, чтобы… быть человеком», –
сказал его коллега, профессор Анатолий Криштоф.
И к этому можно лишь добавить слова самого Амосова:
«Люди хорошие. Хо-ро-ши-е. Нужно говорить это всегда. Иначе трудно жить…»

 

Подробнее

Мнение специалиста

Читают также

Случайная статья

04.09.2018|Химиомозг как следствие химио- или радиотерапии
Люди, прошедшие химио- или лучевую терапию или находящиеся сейчас в процессе лечения от онкологических заболеваний, нередко подвержены такому побочному эффекту, как нарушение некоторых когнитивных фун ...
[ читать далее ]
Facebook Twitter Telegram