Кирилл Шарапов: «Танго, как любовь, может прийти к вам в любом возрасте, в любое время…»

Кирилл Шарапов – талантливый скрипач и идейный вдохновитель виртуоз-оркестра Kiev Tango Project. Этот профессиональный коллектив исполняет аргентинское танго в классическом составе.

Все мы родом из детства. Ваше проходило под знаком классической музыки?

К. Ш.: Я начал учиться музыке у своего отца – скрипача и профессионального музыканта оркестра Национальной оперы Украины. Правда, в детстве занятия музыкой порой казались пыткой. Меня частенько вынимали из-под кровати с помощью швабры, чтобы урок все же был выучен на зубок. Но перед первым музыкальным конкурсом, в котором я принял участие в 11 лет, мне неожиданно удалось войти во вкус этой кропотливой работы. А со временем моими кумирами стали такие великие скрипачи мира, как Ицхак Перлман, Айзек Стерн, Генрик Шеринг, Давид Ойстрах, Яша Хейфец.

Как родилась идея создания Kiev Tango Project?

К. Ш.: Все началось еще в школьные годы – с одной из радио­передач Алексея Когана, который много лет занимается популяризацией джаза в Украине. Как мне помнится, это произошло в 1997 году. Та памятная программа была посвящена танго и, в частности, творчеству знаменитого аргентинского музыканта и композитора Астора Пьяццоллы.

До этого мне приходилось слушать его музыку только в консерватории, в исполнении наших баянистов, но эти аранжировки были ужасны.

Услышав подлинную запись аргентинского танго-квартета, в котором на бандонеоне играл сам Пьяццолла, я был потрясен и тут же решил отправиться на поиски этих записей в музыкальные магазины «Арка CD» и «Wooly Bully», располагавшиеся в то время в центре Киева, на Прорезной.

Мне посчастливилось приобрести там пять музыкальных дисков, и я заслушал их до дыр, мечтая о создании своего танго-оркестра.

Насколько быстро удалось воплотить эту мечту в реальность?

К. Ш.: Какое-то время танго жило своей жизнью, музыка Пьяццоллы – своей, а я тем временем окончил Национальную музыкальную академию Украины им. П. И. Чайковского, поступил в аспирантуру и продолжил карьеру классического музыканта.

И вот в 2011-м, накануне 90-летия со дня рождения Пьяццоллы, мне предложили собрать квартет для исполнения его произведений. Предстояло дать серию концертов в Украине, на подготовку к которым у нас был всего месяц.

И как вы нашли музыкантов для этого уникального проекта?

К. Ш.: Первым делом я обратился к своей коллеге – пианистке Татьяне Павличук-Тышкевич, с которой мы давно играем вместе и классику, и танго. Она рассказала мне о талантливом украинском баянисте Сергее Курдицком, который в то время еще учился в консерватории. Мы пообщались с Сережей, и выяснилось, что он так же горячо любит музыку Пьяццоллы. А четвертым музыкантом в нашем временном танго-квартете стал Дмитрий Третяк – один из лучших контрабасистов в Украине.

В какой момент танго-проект перестал восприниматься вами как временный?

К. Ш.: С первого же концерта – выступление было очень удачным. А в процессе стало ясно, что проект имеет полное право на жизнь. Впоследствии мы познакомились с танцорами танго и благодаря им узнали, что есть не только Пьяццолла. Мир этой музыки оказался невероятно многообразным. Мы увлеченно открывали для себя новых композиторов, вникали в тонкости различных аранжировок, звучания и через некоторое время поняли: вместо аккордеона нам нужен бандонеон. Хотя они и родственники, но абсолютно разные инструменты.

А где вам удалось приобрести бандонеон?

К. Ш.: В 2013 году Сергей Курдицкий купил на аукционе в Германии антикварный экземпляр. А в 2016 году этому инструменту исполнилось 80 лет. Он хоть и «старичок», но еще дышит.

К слову, именно Германия подарила этот не­обычный инструмент миру. Немцы в шутку называют его самым нелогичным из своих изобретений. Ведь научиться играть на бандонеоне крайне трудно – кнопки с нотами не имеют четкой логики и правильной последовательности.

В Украине всего два таких инструмента, и один из них – наш.

Признайтесь, во время выступлений иногда случаются какие-то забавные накладки?

К. Ш.: Как-то рано утром мы приехали на съемки одной телепрограммы, и тут пианистка понимает, что забыла весь багаж – ноты, платья. А я открыл свой футляр и обнаружил, что есть скрипка, но нет смычка. Пришлось спешно выходить из положения – взял смычок у контрабасиста, а он исполнял всю свою партию с помощью приема пиццикато, при котором звук извлекается не смычком, а щипком струны.

Ваш коллектив виртуозно исполняет танго, а умеете ли вы его танцевать?

К. Ш.: У нас был небольшой танцевальный опыт, но на овладение хореографией требуется много времени, которого и так не хватает. Танго – танец эмоций и особого состояния души.

Когда ты исполняешь его в качестве музыканта, то можешь прочувствовать музыку до самой глубины. Думаю, кто играет – пусть играет, а кто танцует – пусть танцует.

Над чем вы работаете в настоящее время?

К. Ш.: Сейчас мы расширяем репертуар и экспериментируем со стилем.

Кроме того, Kiev Tango Project сотрудничает в различных проектах с певцами Alyosha, Надеждой Мейхер, Владимиром Ткаченко (проект «Jazz I love»), а также с мировыми звездами балета Екатериной Кухар и Александром Стояновым – ведущими солистами Национального академического театра оперы и балета Украины им. Т. Г. Шевченко.

 

Подробнее

Мнение специалиста

Читают также

Случайная статья

Ученые создали устройство для измерения жизненных показателей, величиной со смартфон
Надеемся, эта технология никогда не понадобится лично вам, хотя многим людям она просто необходима. Часто пациенты в больницах подключены к устройствам, которые контролируют их жизненные пок ...
[ читать далее ]
Facebook Twitter Telegram