Отвечает Александр Друзь

Магистр клуба «Что? Где? Когда?» Александр Друзь за игровым столом провел большую часть своей жизни – 33 года. В телеэфирах он отвечает на тысячи самых сложных вопросов. Мы решили спросить его о не менее интересных вещах: семье, досуге, образе жизни. Александр Абрамович делится своей жизнью «за кадром».

– Представить «Что? Где? Когда?» без Александра Друзя просто невозможно. Кажется, вы играли в эту игру всегда. Как вы попали в команду?

– Когда учился в десятом классе, команда нашей школы победила в конкурсе «Ты – ленинградец» на знание родного города. А смотря «Что? Где? Когда?» дома, сидя на диване, «щелкал» вопросы быстрее знатоков. Тогда еще не понимал, что чем ближе к волчку, тем хуже играешь. Узнав, что набирают новых игроков, написал заявку. Это был 1980 год, я учился на пятом курсе, защищал диплом, и у меня было время ездить в Москву играть. И вот мне пришло приглашение на отбор, который я впоследствии удачно прошел. Я думал: разок съезжу на программу, и все. Только этот «разок» растянулся уже больше чем на 30 лет.

– Как до этого жилось умному ребенку Саше Друзю?

– Нормально жилось. В садик я, правда, не ходил. Со мной сидела мама, потому что бабушек рядом не было, а папа много работал. Мама начала работать, только когда я пошел в школу. Учился нормально, но особо выдающихся результатов не показывал. Кроме того, я дрался, бегал, гонял в футбол, как и все мальчишки. Никто мне козу не делал: «А, раз ты отличник, получай...» Тем более, что я отличником-то никогда и не был. Когда поступал в вуз, средний балл в аттестате оказался 4,75. Так что ни на золотую, ни на серебряную медаль я не тянул. А вот Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта закончил с красным дипломом.

– То есть по специальности вы...

– Программист, работал инженером, а последнее время – на Санкт-Петербургском телеканале начальником отдела игровых программ. В общем, продолжаю заниматься интеллектуальными играми, но уже с другой стороны.

– А помните самый сложный вопрос, на который пришлось искать ответа за время игры в клубе?

– К сожалению, я вообще не запоминаю вопросы, которые мне задают в ходе игр. Это отчасти плохо, потому что порой уже звучавшие или в чуть измененной форме вопросы снова задаются в ходе турнира. С другой стороны, это и хорошо: снова и снова заставлять себя мыслить и искать ответ, а не вспоминать уже готовый.

– Процесс поиска правильного ответа на вопрос – это больше угадывание или включение энциклопедических знаний?

– Не гадание и не эрудиция. Это сложный интеллектуальный процесс, включающий целый ряд составляющих. Помимо багажа знаний, необходимо логическое, ассоциативное мышление и еще много всего. Кроме того, если бы мы знали все, то не было бы и смысла играть в эту игру. Куда приятнее обнаруживать, что выстроенная тобой логическая цепочка, которая включает знания, помноженные на догадки, приводит к правильному ответу.

– Вы четырехкратный обладатель «Хрустальной совы». Где их храните?

– Дома. А вот «Бриллиантовую сову» (знак магистра «Игры») храню в банке, хотя на ней нет ни единого бриллианта – она называется так благодаря специальной огранке металла. Другое дело, что рядом с хрустальными совами со временем появилось очень много нехрустальных. Друзья считают хорошим и оригинальным подарком для меня сову. Вот и привозят экзотические экземпляры – от каменных и стеклянных до янтарных и бронзовых. А чтобы хрустальным птицам было нескучно, подарочные экземпляры я также храню рядом, на полке.

– А настоящую сову вам еще не дарили?

– Нет. По агентурным сведениям, мне давно хотят подарить ее чучело. Кстати, мне однажды дарили настоящего страуса, и я до сих пор считаю, что это было издевательством над животным. Хотя бы потому, что мне негде было его держать. Пришлось от животного избавиться и отдать обратно на ферму.

– Есть ли у вас мечта?

– Как и у любого нормального человека. И она заключается в стремлении дожить до того дня, когда я стану прадедушкой.

– Сейчас у вас подрастает внучка. Вы участвуете в ее воспитании?

– Читаю Алисе книжки – те же самые, что когда-то детям. Маршак, Чуковский, Михалков. Из более новых – Токмакову, Успенского. В два года она уже говорила и повторяла эти стишки. Пытаюсь рассказывать ей про все неизвестное, что она видит. Она сама спрашивает, что это такое. Мы развиваем ее с помощью игр, соответствующих ее возрасту. Надеюсь, когда она подрастет, то займется подготовкой к нашей игре.

– Ваши дочки тоже принимали участие в «Что? Где? Когда?». Как вы считаете, интеллект передается по наследству?

– Интеллект не передается, а развивается. В нашей семье всегда было заведено каждый день в обязательном порядке три-четыре часа гулять, а перед сном читать детям книжки. Самые разные – начиная с Пушкина и заканчивая Войновичем. Даже когда они научились читать сами и уже ходили в школу, мы продолжали эту традицию. Предлагали: «Есть интересная книжка. Хотите, почитаем?» – «Давай!» Если в процессе чтения книга казалась детям неинтересной, ее откладывали и возвращались к ней позднее. Нельзя читать ребенку то, чего он не понимает.

– А дети задавали вам вопросы, на которые вы не могли ответить?

– До сих пор мы действуем по принципу: перед тем как задать вопрос, попробуй сама найти ответ. Если встречается незнакомый термин – открывай словарь. Только потом подключаюсь я. Но когда Марина и Инна были маленькие, мы им, конечно, объясняли все так, как понимали сами. Какие-то философские понятия – любовь, дружба... Но никогда не говорили: «Вырастешь – узнаешь».

–- Как вы тренируетесь перед телеэфиром?

– В день игры есть целый ряд мероприятий, которые носят, скорее, ритуальный характер, так как все игроки суеверны. Лично для меня из этого ритуала обязательным является посещение непосредственно перед игрой финской бани.

– Интеллектуальную форму нужно поддерживать?

– По сути, «Что? Где? Когда?» – интеллектуальный спорт, поэтому вопрос формы достаточно важен. Поддерживаю ее за счет участия в разных нетелевизионных турнирах. Мне очень помогает тренерская работа с детьми. Я веду кружки интеллектуальных игр в различных школах, в частности, в той, где учились мои дети.

– Чем вы увлекаетесь, кроме «ЧГК» и других интеллектуальных игр?

–Я люблю читать и путешествовать. Причем последнее не обязательно касается заграницы. Мне нравится ездить в те места, где я никогда ранее не бывал.

– Ваш жизненный рубеж в 55 лет уже пройден. Не напоминала ли вам эта цифра счет 5:5 и решающий раунд, в котором очень хочется победить?

– Возможно. Только в «Что? Где? Когда?» я играю с телезрителями, а здесь серьезнее – с жизнью. 55 лет – достаточно солидный возраст для мужчины, но внутренне я его не почувствовал. Мне еще хочется участвовать в каких-то авантюрах для молодых. Вот несколько лет назад, когда мне было 53, я мог, шутя, «обратить» свои года в 35. А поскольку теперь цифры пошли на увеличение, то...

– Сами не хотите задать кому-то вопрос на засыпку?

– Такого вопроса у меня нет. Не то, чтобы мне все ясно – не хочется никого беспокоить. Кроме нашей игры, люди отвечают только на то, на что хотят ответить, и говорят только то, что хотят сказать.

– Когда последний раз измеряли свой IQ?

– Давно, еще в институте. Получилось где-то 130, но сейчас, наверное, поменьше будет.

 

Подробнее

Мнение специалиста

Подпишитесь на еженедельную рассылку наших новостей

Читают также

Случайная статья

Хотите снизить риск развития деменции? Берегите сердце
Новое исследование показывает, что отличное здоровье сердца в среднем возрасте может снизить ваши шансы на проблемы с мышлением и памятью в пожилом возрасте. Исследование, проведенное учеными из Фр ...
[ читать далее ]
Загрузка...
Load next
Facebook Twitter Telegram