Кирилл Шарапов: «Танго, как любовь, может прийти к вам в любом возрасте, в любое время…»

Кирилл Шарапов – талантливый скрипач и идейный вдохновитель виртуоз-оркестра Kiev Tango Project. Этот профессиональный коллектив исполняет аргентинское танго в классическом составе.

Все мы родом из детства. Ваше проходило под знаком классической музыки?

К. Ш.: Я начал учиться музыке у своего отца – скрипача и профессионального музыканта оркестра Национальной оперы Украины. Правда, в детстве занятия музыкой порой казались пыткой. Меня частенько вынимали из-под кровати с помощью швабры, чтобы урок все же был выучен на зубок. Но перед первым музыкальным конкурсом, в котором я принял участие в 11 лет, мне неожиданно удалось войти во вкус этой кропотливой работы. А со временем моими кумирами стали такие великие скрипачи мира, как Ицхак Перлман, Айзек Стерн, Генрик Шеринг, Давид Ойстрах, Яша Хейфец.

Как родилась идея создания Kiev Tango Project?

К. Ш.: Все началось еще в школьные годы – с одной из радио­передач Алексея Когана, который много лет занимается популяризацией джаза в Украине. Как мне помнится, это произошло в 1997 году. Та памятная программа была посвящена танго и, в частности, творчеству знаменитого аргентинского музыканта и композитора Астора Пьяццоллы.

До этого мне приходилось слушать его музыку только в консерватории, в исполнении наших баянистов, но эти аранжировки были ужасны.

Услышав подлинную запись аргентинского танго-квартета, в котором на бандонеоне играл сам Пьяццолла, я был потрясен и тут же решил отправиться на поиски этих записей в музыкальные магазины «Арка CD» и «Wooly Bully», располагавшиеся в то время в центре Киева, на Прорезной.

Мне посчастливилось приобрести там пять музыкальных дисков, и я заслушал их до дыр, мечтая о создании своего танго-оркестра.

Насколько быстро удалось воплотить эту мечту в реальность?

К. Ш.: Какое-то время танго жило своей жизнью, музыка Пьяццоллы – своей, а я тем временем окончил Национальную музыкальную академию Украины им. П. И. Чайковского, поступил в аспирантуру и продолжил карьеру классического музыканта.

И вот в 2011-м, накануне 90-летия со дня рождения Пьяццоллы, мне предложили собрать квартет для исполнения его произведений. Предстояло дать серию концертов в Украине, на подготовку к которым у нас был всего месяц.

И как вы нашли музыкантов для этого уникального проекта?

К. Ш.: Первым делом я обратился к своей коллеге – пианистке Татьяне Павличук-Тышкевич, с которой мы давно играем вместе и классику, и танго. Она рассказала мне о талантливом украинском баянисте Сергее Курдицком, который в то время еще учился в консерватории. Мы пообщались с Сережей, и выяснилось, что он так же горячо любит музыку Пьяццоллы. А четвертым музыкантом в нашем временном танго-квартете стал Дмитрий Третяк – один из лучших контрабасистов в Украине.

В какой момент танго-проект перестал восприниматься вами как временный?

К. Ш.: С первого же концерта – выступление было очень удачным. А в процессе стало ясно, что проект имеет полное право на жизнь. Впоследствии мы познакомились с танцорами танго и благодаря им узнали, что есть не только Пьяццолла. Мир этой музыки оказался невероятно многообразным. Мы увлеченно открывали для себя новых композиторов, вникали в тонкости различных аранжировок, звучания и через некоторое время поняли: вместо аккордеона нам нужен бандонеон. Хотя они и родственники, но абсолютно разные инструменты.

А где вам удалось приобрести бандонеон?

К. Ш.: В 2013 году Сергей Курдицкий купил на аукционе в Германии антикварный экземпляр. А в 2016 году этому инструменту исполнилось 80 лет. Он хоть и «старичок», но еще дышит.

К слову, именно Германия подарила этот не­обычный инструмент миру. Немцы в шутку называют его самым нелогичным из своих изобретений. Ведь научиться играть на бандонеоне крайне трудно – кнопки с нотами не имеют четкой логики и правильной последовательности.

В Украине всего два таких инструмента, и один из них – наш.

Признайтесь, во время выступлений иногда случаются какие-то забавные накладки?

К. Ш.: Как-то рано утром мы приехали на съемки одной телепрограммы, и тут пианистка понимает, что забыла весь багаж – ноты, платья. А я открыл свой футляр и обнаружил, что есть скрипка, но нет смычка. Пришлось спешно выходить из положения – взял смычок у контрабасиста, а он исполнял всю свою партию с помощью приема пиццикато, при котором звук извлекается не смычком, а щипком струны.

Ваш коллектив виртуозно исполняет танго, а умеете ли вы его танцевать?

К. Ш.: У нас был небольшой танцевальный опыт, но на овладение хореографией требуется много времени, которого и так не хватает. Танго – танец эмоций и особого состояния души.

Когда ты исполняешь его в качестве музыканта, то можешь прочувствовать музыку до самой глубины. Думаю, кто играет – пусть играет, а кто танцует – пусть танцует.

Над чем вы работаете в настоящее время?

К. Ш.: Сейчас мы расширяем репертуар и экспериментируем со стилем.

Кроме того, Kiev Tango Project сотрудничает в различных проектах с певцами Alyosha, Надеждой Мейхер, Владимиром Ткаченко (проект «Jazz I love»), а также с мировыми звездами балета Екатериной Кухар и Александром Стояновым – ведущими солистами Национального академического театра оперы и балета Украины им. Т. Г. Шевченко.

 

Подробнее

Мнение специалиста

Будьте в курсе последних новостей нашего сайта!

Читают также

Случайная статья

Могут ли мужчины страдать от послеродовой депрессии
Новое исследование доказывает, что более четверти молодых отцов испытывают значительный уровень депрессии – каковы причины и что они могут с этим сделать? Мужчины не переживают беременность и роды. ...
[ читать далее ]
Загрузка...
Load next
Facebook Twitter Telegram